+7 (499) 11-20-118
info@a-r-c-h-i.com
Россия, г. Москва
Россия, г. Воронеж
Блоги: 7–13 февраля

На этой неделе в сетевых дискуссиях рассуждали о социальной ответственности архитекторов и девальвации проектов в ходе реализации, советских стандартах типового жилья и методе «соцреализма».

Щукино. Фото: f-greg.livejournal.com
В подмосковном Домодедово, где еще в прошлом году намеревались строить первый в России аэротрополис, теперь решили создавать аналог Кембриджа и перевезти сюда главные технические ВУЗы столицы. Архитекторы уже саркастически улыбаются – очередное «государево решение» нагрянуло как всегда неожиданно и вопреки всякой градостроительной логике. «Только что расширили Москву в два с половиной раза. Только что провели мега конкурс мастер-развития Новой Москвы, – недоумевает Михаил Белов. – Ау! Домодедово находится за пределами этой территории!» – «В Нью Кембридж-Васюки из большого мира не поедет никто, – предупреждает в комментариях пользователь Maxim Kantor, – потому что репутации у этого места не будет никогда». Впрочем, архитекторы вынуждены признать собственное бессилие перед проектом: в существующей сегодня бизнес-цепочке, пишет Белов, они занимают предпоследнее место, тогда как ключевой фигурой остается заказчик. Можно ругать и бойкотировать проекты, но, уверен архитектор, они построятся и без вас, только очень плохо: «Это главная проблема – перетащить архитектора из поля бизнеса в поле культуры. Это можно только под давлением общества. А общество сейчас ненавидит архитекторов /…/. Сделаем архитекторов культурными деятелями с ответственностью, и начнется улучшение», – заключает автор блога.
Домодедово. Фото: nemiga.info

Домодедово. Фото: nemiga.info

О социальной ответственности архитекторов на днях высказывался и философ Александр Раппапорт. Несколько последних статей в его блоге посвящены архитектурному образованию и в одной из них, под названием «Профессия как орден», Раппапорт пишет, что только сами архитекторы могут добиться признания своей социальной роли, для чего должны «в первую очередь осознать ее и придать архитектурному образованию не столько научный, сколько моральный статус, наподобие средневекового ордена». Против «приплюсовывания профессии ещё и магического, мифопоэтического и даже романтического» Раппапорту возражает Петр Капустин: «Эти вещи сегодня, – пишет он в комментариях к статье, – появляются в зазорах, в щелях, в интермундиях – тем и ценны. А профессия сегодня, если и Орден, то в духе СС. То есть в духе пресловутой «корпоративной культуры»».

В ходе дискуссии в блоге Михаила Белова, тем временем, приводится любопытная статистика: публикуется и обсуждается только три процента всех строящихся зданий. Добавим, что даже от этих трех горожанам почти всегда страшно – пугает неизвестность конечного результата. Вот, к примеру, читатели портала onliner.by на днях обсуждали почти комический пример девальвации громкого проекта «Маяк Минска». В 2008 году, как пишет блоггер darriuss, на международном архитектурном конкурсе на проект у пересечения проспекта Независимости и улицы Калиновского победила интересная концепция с высотной доминантой почти в 300 м. С течением времени высота сложного инженерного сооружения потихоньку снизилась до 25 этажей, да и самого его вскоре не стало, а вместо появились скромные панельные многоэтажки, аккуратно расставленные в рядок. Застройщик оправдывается давлением города и требованиями понизить доминанту ради соседнего с ним здания Национальной библиотеки; блоггеры жалеют тех, кто уже купил квартиры в «квартале мечты» и предполагают дальнейшее упрощение.

Проект «Маяка Минска». Вариант 2009 г. Изображение: realt.onliner.by

Проект «Маяка Минска». Вариант 2009 г. Изображение: realt.onliner.by
Проект «Маяка Минска». Вариант 2013 г. Изображение: realt.onliner.by

Проект «Маяка Минска». Вариант 2013 г. Изображение: realt.onliner.by
От грандиозного замысла худрука Мариинского театра Валерия Гергиева тоже как будто бы не ожидали ничего подобного, и теперь многочисленные интернет пользователи вторую неделю испытывают культурный шок. Одни уже собирают подписи за снос здания, другие ищут виновного. В блоге Фонтанка.ру, к примеру, вину возложили на городские власти: «Сама идея впихнуть театральное здание, большее по размеру, чем старая Мариинка, и была изначальной градостроительной ошибкой, – пишут блоггеры, – хотя для театра это выглядело очень хорошим вариантом /…/. Достаточно было просто отступить за Обводный канал». Были, правда, и мнения, что вторую сцену загубили российские СНиПы и даже питерская интеллигенция, похоронившая своей критикой  «гениальный проект Доменика Перро».

В то же время в сети все чаще появляются слова в защиту здания, причем, главным образом, со стороны архитекторов. Кирилл Асс написал об этом материал на colta.ru, а уже упоминавшийсяМихаил Белов предложил коллегам сравнить Мариинку-2 и новую оперу в Осло: «Недавно восхищались оперой в Осло. Сегодня возмущены оперой в Питере. Не поймешь: то, что хорошо вчера, плохо сегодня». Архитекторы, правда, иронии не разделили: норвежскую оперу, в отличие от нашей, признали сложной деконструктивной композицией, прекрасно вписанной в панораму города, несмотря даже на то, что до исторического парламента там оказалось всего 800 метров.

Опера в Осло и вторая сцена Мариинского театра в Санкт-Петербурге. Фото: facebook.com

Опера в Осло и вторая сцена Мариинского театра в Санкт-Петербурге. Фото: facebook.com
открыть большое изображение

Большие проекты для Владивостока на днях обсудили в блоге dkphoto.livejournal.com. Автор популярного журнала обнаружил их на прошлогодней выставке «Архитектура и строительство». Среди прочего – 550-тиметровые высотки в панораме бухты «Золотой рог» и гигантская крытая галерея, соединяющая крыши многоэтажных башен. Блоггеры впечатлились размахом, а также заметили, что кое-что из «проектов за гранью» уже реализуется, как например, громадный Спасо-Преображенский собор на центральной площади Владивостока.

Проект планировки территории в районе Некрасовского переулка, г. Владивосток. Изображение: dkphoto.livejournal.com

Проект планировки территории в районе Некрасовского переулка, г. Владивосток. Изображение: dkphoto.livejournal.com
открыть большое изображение

В минувшие выходные известный краевед Денис Ромодин водил экскурсию по району Щукино – ав блоге f-greg.livejournal.com следом появился первый отчет, посвященный деградации стандартов типового жилья в Москве. Щукино, оказывается, изобилует на этот счет довольно экзотическими примерами – от послевоенной «немецкой слободы» в духе ленинградской неоклассики до экспериментальных панельных домов Посохина старшего, где швы между плитами еще пытались маскировать заглушками-«тягами».

Щукино. Фото: f-greg.livejournal.com

Щукино. Фото: f-greg.livejournal.com
открыть большое изображение

Между прочим, f-greg замечает, что к моменту принятия широко известного постановления «Об архитектурных излишествах» 1955 года декора, судя по построенным в Щукино домам, «итак было уже не очень много». В качестве продолжения про знаменательный момент в истории советской архитектуры приведем дискуссию, развернувшуюся на Архи.ру между двумя крупными исследователями – Феликсом Новиковым и Дмитрием Хмельницким. Камнем преткновения в споре стало понятие «соцреализма»: Новиков пишет, что после 1955 года «метод» утратил свое значение и «впрямую ассоциировался с отрицательными чертами в архитектуре предшествующих лет». А по мнению Хмельницкого, никакого метода не было вообще, ни при Сталине, ни при Хрущеве: «Этот термин был чистой подставой, заклинанием, выдуманным в 1932 году для того, чтобы заставить всех советских архитекторов забыть о личных творческих принципах и принести общую клятву верности начальству».

Тем временем, Юрий Аввакумов в своем блоге на Сноб.ру вспоминает архитекторов-«бумажников» 1980-х, и в частности, творчество одного из любимых мастеров – Вячеслава Петренко, чья выставка недавно открылась в Музее Архитектуры. По словам Аввакумова, Вячеслав Петренко оказался первым «бумажником» не только по формальным признакам – использованию, например, офортной техники или соединению слова и изображения. «Он как-то умудрился показать всем нам, что мышление – не вода для переливания из пустого в порожнее, а тягучая смола, в которой сиюминутное современное обретает способность застывать, как в янтаре, вне всякого времени», – пишет автор блога.

«Платформа недоступности» архитектора Вячеслава Петренко

«Платформа недоступности» архитектора Вячеслава Петренко
открыть большое изображение

А архитектор Сергей Эстрин пополнил свой блог заметкой об одном из самых ярких постмодернистских чудес нашего времени – Лас-Вегасе, где в числе прочего и архитектура «играет» с европейской традицией. «Хочешь покататься на гондоле по каналу или на вертолете над горами; хочешь увидеть Нью-Йорк, Париж или Луксор? Пожалуйста, все в одном месте. – пишет Эстрин. – Мы слишком много думаем об устройстве жизни, чтобы опять думать ещё и во время развлечений. Вот твоя концепция, Вегас! И она работает».

Лас-Вегас. Фото: estrin-gallery.livejournal.com